пятница, 17 марта 2017 г.

хребты безумия

настроение: неусидчивое

На самом деле, мне просто хотелось убедиться, что это оно.

Моя слава.

Мой Эверест.

Мой эндорфин.

Говорят, что и пациенты, и доктора сложнее переносят диагностирование маниакально-депрессивного психоза. Что это более тяжёлый диагноз, чем просто затяжная депрессия.
Не понимаю этого.
Депрессия - вот обречённость во всей красе. У тебя нет гарантии, что она прекратится. Пусть через две недели, месяц, полгода, год: никаких шансов нет, плюс антидепрессанты могут вообще не подойти и придётся их перебирать.

Биполярное расстройство есть надежда.

В какой заднице мира не находилось бы моё сознание, я остаюсь на плаву в этой тягучей чёрной вязкости, думая о том, что рано или поздно, но меня отпустит. Что уже через некоторое время самооценка станет высокой, силы наполнят организм и снова захочется жить.

Серьёзно, и после этого БАР называют более страшным диагнозом?

В подростковом и юношеском периодах у меня были страшные депрессии. Самая долгая, если память не подводит, длилась около полутора лет. Если бы тогда мне сказали "не дрейфь, это метаморфирует в МДП, и скоро начнутся необычные приливы", переносить это было бы гораздо проще.

Прежде чем описывать определённые маниакальные проявления, мне правда хотелось убедиться, что я меняю фазу. На самом деле, эти стороны настолько разнополярны, что сложно говорить об одном пике, находясь в противоположном. Это два разных мира. И я едва припоминаю, каково там, в другом, если фаза уже сменилась.

Важное признание: для чистоты эксперимента всё ещё не начинаю пить нормотимики.





Комментариев нет:

Отправить комментарий